Форма входа

Категории раздела

Проза [2]
Здесь будет публиковаться проза разной направленности в независимости от жанра.
Фантастика / Приключения [1]
Фантастика. Фэнтази. Приключенческие повести и романы.
Поэзия [11]
В этой теме будут размещаться все работы связанные с поэзией
Публицистика [0]
История, культура, исследования, аналитика
Политика [0]
Аналитические статьи и научные работы связанные с современной международной и внутренней политикой гос-ва.

Поиск

Наш опрос

Как вы оцениваете книгу «КОРИДОР»
Всего ответов: 33

Мини-чат

Теги

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Суббота, 18.11.2017, 19:40
Приветствую Вас Гость
Главная | Регистрация | Вход | RSS

КОРИДОР

НАШИ АВТОРЫ

Главная » Статьи » Фантастика / Приключения

«КОРИДОР» АЛЕКСАНДР ПЛОТНИКОВ (отрывок - 1гл.)

Александр Плотников

Коридор

Книга посвящается памяти моего друга Тесленко П.С. Хочу выразить большую признательность всем тем, кто оказывал помощь в процессе работы, а особенно жене Анечке

Часть I

Глава 1

Где–то над п-ом Котантен.

О слепляющий свет понемногу начал блекнуть. На смену ему стала выступать ярко-красная пелена, ставшая через какое- то время багровой. В этот момент Он поймал себя на мыс­ли, что никогда раньше не видел такого оттенка. С каждой секун­дой зрение все интенсивнее восстанавливало утраченные права, и уже можно было различить отдельные предметы.

– «Где я? Приборы, рычаги, стекло. – Это кабина.» – «Я на­хожусь в кабине самолета... Летящего самолета».

Судя по габаритам, это был небольшой одномоторный само­лет типа тех, что показывают высший пилотаж на авиационных праздниках. Ему вдруг показалось очень странным, что Он не испытывает никаких эмоций, находясь в каком-то аморфном со­стоянии. Не было ни страха, ни всплеска адреналина. Такое чувс­тво, что происходящее Он наблюдал со стороны, в то же время осознавая всю степень опасности сложившейся ситуации. – «Что произошло? Что со мной творится? И эта зловещая тишина, как будто бы кто-то убрал звук на ноль...».

Неожиданно пространство вокруг разверзлось тысячей звуков, которые одновременно миллионами игл впились прямо в мозг. В глазах резко потемнело, прежде чем реальность потеряла свои контуры.

Сознание вернулось так же неожиданно, как и наступило за­бвение. – «Сколько времени я был в отключке? Минуту? Две? Нет, скорее, пару секунд», – к счастью для него все осталось без изменений, и самолет продолжал по-прежнему лететь.

На этот раз к нему вернулись все чувства восприятия окру­жающего мира. Состояние было, как после общего наркоза. Перед глазами все плыло, а тупая боль в голове не давала сфокусировать взгляд, размывая контуры.

Приборная панель, на которую он сейчас смотрел, была напо­ловину выведена из строя. Почти на всех датчиках были разбиты стекла. Откуда-то сбоку свисала целая паутина проводов, а его ноги вдобавок неподвижно лежали на педалях, о назначении ко­торых Он не имел ни малейшего представления. – «Даже если гипотетически предположить, что справа газ, то слева ... Какой к черту тормоз на самолете! Нет, я этого не выдержу...».

Взгляд бегло пробежал по кабине и уперся в крыло, на кото­ром было такое, что переместило его вяло начинающуюся панику сразу в "кому”. Там, на закамуфлированной поверхности, красо­вался белый нацистский крест. И только сейчас до его сознания наконец дошло, что Он находится не на "авиашоу”, а на чем-то таком, что явно не вмещалось по своим габаритам в его разум, сжимающийся с каждой секундой этого кошмара, как резиновый мяч.– «Что это за шутки???»

То, что Он увидел дальше, было как прозрение. Ярко-синюю гладь неба бурили тела огромных четырехмоторных монстров с белыми звездами в синих кругах на фюзеляжах. Их было четверо, а вдалеке виднелись еще две такие же группы. Мощные двигатели тянули за собой нити белого шлейфа, которые гигантскими вила­ми делили небо на части.

Дистанция до самолетов составляла не более трех-четырех со­тен метров, позволяя хорошо и детально рассмотреть их. Вокруг бомбардировщиков на разном расстоянии возникали небольшие черные облачка, которые, как будто вклеиваясь в небосвод, засты­вали в нем навечно. Лишь последующая звуковая волна выдавала принадлежность этого фейерверка, который был ничем иным, как зенитным заградительным огнем.

Неожиданно все четыре машины разом ощетинились. В небо взлетели два десятка струй смертоносного, свинцового дождя, на­правленного куда-то в верхнюю полусферу. А так как его самолет, заваленный на крыло, находился слева ниже от них, то объект атаки заслоняла замыкающий строй машина.

Спустя пару секунд наступила развязка. Атакующие бомбар­дировщиков самолеты открыли шквальный огонь по лидеру группы. Красные и желтые огни стали в клочья рвать крыло этого гиганта, после чего между первым и вторым двигателем вспыхнул огненный шар, разломивший его надвое. Через мгновение донесся сильный хлопок, и самолет, заваливаясь на бок, стал совершать медленное вращение вокруг своей оси.

Примерно в двадцати метрах от хвоста пронеслись победите­ли, которых оказалось всего двое, хотя по огневым трассам можно было предположить, что их раза в два больше. На бортах обоих были такие же кресты, а на хвостах свастика.

Теперь настал черед бомбардировщиков показать свои "зубы”, так как при выходе из атаки, оба самолета попали в заднюю полу­сферу, в которой была сосредоточена большая часть оборонитель­ного оружия. Первому длинной очередью попали в носовой ко­жух, из которого тонкой струйкой потянулся шлейф белого дыма. Второму повезло больше, он отделался лишь легким испугом и несколькими сквозными пробоинами в правом крыле.

Истребители с огромной скоростью уносились из зоны дейс­твия крупнокалиберных пулеметов, продолжавших вести беспоря­дочный огонь. Как раз в этот момент подбитый бомбардировщик поравнялся с одиноким мессершмидтом, барражирующим по кру­гу. Из его открытых бомболюков стало медленно вываливаться содержимое, веером разбрасывая смертоносный груз на какие-то поля, находящиеся далеко внизу.

– «Интересно, почему они по мне не стреляют. Они меня, что, еще не заметили?».

Ответ пришел моментально. Заметив краем глаза шлейф дыма, Он тут же обернулся. Увиденное далее потрясло еще больше, не­жели все увиденное накануне. Полоска была ничем иным, как его собственным следом. Очаг возгорания находился где-то в районе днища, вяло коптя черной, смолистой гарью.

Только сейчас, как следует осмотревшись, Он оценил всю пла­чевность своего положения. В крыльях было такое количество пробоин, что они напоминали бабушкин дуршлаг, а весь самолет в целом сильно смахивал на "Летучего Голландца”. Хотя, судя по опознавательным знакам, это скорее был "Летучий Германец”.

– «Так, все, хватит демагогии. Пора отсюда выбираться. У летчика есть парашют, кстати, где он? Ах да, я на нем сижу. Все будет хорошо. Я знаю, что такое прыжки с парашютом, по край­ней мере, в теории...». – «Так, где здесь выход? А, вот. "Открыть” – открыва...ем». – Сильный поток воздуха крепко прижал к лицу очки и кислородную маску. Одновременно с этим от перепада давления заложило уши.

С опаской высунув голову, Он попытался определить высоту. Навскидку можно было дать километров пять, не меньше. Прямо под ним простиралась равнина полей, а вдали на востоке виднел­ся большой город.

– «Нет, это не для меня, я с километра не смог прыгнуть, а тут раз в пять больше», – продолжал Он диалог с самим собой. – «Черт побери, у меня нет выбора. Соберись... Так дышим глу­боко. Я сейчас свободной рукой расстегну этот чертов ремень».

– О, нет! – от резкого движения левой руки непроизвольно де­рнулась и правая, которая все это время мертвой хваткой держала штурвал в одном неподвижном положении. Машину повело но­сом вниз, и Он инстинктивно потянул рычаг на себя. Самолет тут же рвануло вверх, а левая нога вдобавок утопила педаль в пол, от чего еще сильнее стало заваливать влево. Чтобы вернуть самолет, пришлось дернуть штурвал вперед, вдавив правую педаль. Потом опять к себе... "Русские горки” не шли ни в какое сравнение с тем, что испытывало сейчас его тело. От этой лихорадочной тряски возникало чувство, что самолет вот– вот отлетает свое. Причем вместе с пилотом.

– О Боже, где ты? Помоги же мне! – почти прокричал Он, запрокинув голову вверх.

– Я здесь, – через некоторое время раздался шуршащий голос в наушниках.

– Кто это?

– Убери правую ногу с педали, придурок, и отпусти штурвал. Иначе встретишься с тем, кого звал.

Послушно выполнив сказанное, Он вскоре почувствовал, что самолет перестал валиться влево. Но вверх-вниз все равно скакал, как мустанг.

– А теперь прекрати дергать штурвал. Плавно на себя и впра­во. Еще, еще. Все выравнивай. Карл, не дергай педали.

– «Карл? Это он, что, мне? Чертовщина какая-то», – у него грешным делом начало появляться чувство, что Он спятил. Са­мое удивительное было то, что все наставления выполнялись пра­вильно, с первого раза. Как будто его рукой кто-то водил.

– О! Стал!

– Кто у тебя там встал? – в наушниках послышалось радост­ное ржание.

– Я его выровнял.

– Я думаю. Ты, дослужившись до оберлейтенанта , научился хотя бы в штопор не сваливаться. Надеюсь, что сесть-то ты сам сможешь?

– Нет! – незамедлительно выпалил в ответ Он.

– Неужели все так серьезно? Ушам своим не верю, Карл Маер – гроза Восточного фронта и лучший пилот нашего штаффеля – не может сам посадить самолет. Ну ладно, не дрейфь. Что-ни­будь придумаем.

– Где я нахожусь? С кем разговариваю?– в голове все окон­чательно перемешалось.

Голос сильно осип, и каждое слово давалось с трудом.

– Это я, твой любимый ведомый. Хельмут. Я слева выше. Из­вини, что ближе не подхожу. Боюсь, что из-за твоего мастерского пилотирования мы оба окажемся скоро на приеме у архангела Гавриила,– из динамика опять раздалось довольное ржание.

Аккуратно обернувшись назад, Он увидел буквально в десяти-пятнадцати метрах от себя истребитель Хельмута. Тот шел чуть позади, ровно держа курс, в отличие от самолета с бортовым но­мером «03», продолжавшим рыскать в разные стороны. В таком ракурсе эта боевая машина смотрелась угрожающе красиво, что особенно подчеркивала эмблема белого щита с готической буквой "S” на желтом кожухе двигателя.

Самолет Хельмута начал медленно ровняться, и через некото­рое время Он даже смог разглядеть лицо, но из-за сильного ветра и головокружения трудно было сфокусировать взгляд, чтобы луч­ше его рассмотреть.

– Ни хрена себе! Ты выглядишь еще хуже, чем мейсер. – На этот раз в голосе Хельмута послышалась нотка озабоченности. – Как ты там? Держись. Вон и Шеф уже близко. Черт, меня сей­час четвертуют.

Обернувшись по направлению взгляда, Он увидел ту самую пару, которая накануне сбила бомбардировщик. Набирая высо­ту, они приближались с запада. – «Интересно, а на каком языке

Оберлейтенант – воинское звание в Вермахте, соответствующее званию стар­шего лейтенанта в Советской Армии. (Здесь и далее примечания автора)

Штаффель – эскадрилья.

Категория: Фантастика / Приключения | Добавил: AРL (03.11.2010)
Просмотров: 630 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]